Верить в чудо

Наталья Яковлева

Грязный подъезд – забитые мусорки, выдранные с корнем почтовые ящики – я проскакиваю, зажав нос. Впереди, в маленькой однокомнатной квартирке, меня ждут открытия.

Ювелирная специальность

Крутиться Юле приходится много. Даже в своей квартире, которая, впрочем, не совсем своя, поскольку ипотека еще не выплачена. Чтобы достать торт из холодильника, надо поднять гостя с места и переставить табуретку. Сама она пьет чай стоя: два гостя — и сесть больше некуда. Кухня поделена на зоны — с одной стороны Юля готовит, с другой работает: в углу притулилась узенькая полочка со швейной машинкой, аккуратно утрамбованы пакеты с фурнитурой и заготовками, в ноутбуке между выкройками, фотографиями игрушек и детскими картинками мелькают чьи-то микробиологические показатели.

Юлия Киреева — врач высокой, «ювелирной» квалификации: неонатолог. Доктор узкой специализации, но широкого профиля: и реаниматолог, и кардиолог, и невролог. Между прочим, неонатология — одна из самых высокооплачиваемых врачебных специальностей в мире. Правда, на зарплате российских «микропедиатров» это не отражается. Юлия Сергеевна на свои полторы ставки получает чуть больше 20 тысяч рублей, отвечая, между прочим, за здоровье детей от нуля до 28 дней. Впрочем, она помнит о малышах гораздо дольше — звонит, строго спрашивает, сделали ли эхокардиограмму или ультразвуковое исследование. Это не входит в ее обязанности — имеет полное право забывать о младенцах сразу после выписки. Но…

- От меня же ушел ребенок. Что он обо мне подумает? — смеется она.

На самом деле ее пациенты не умеют не только ходить, но даже дышать и глотать — этому они как раз учатся в первые дни появления на свет. А вот думать… Юлия Сергеевна знает — умеют. Она пошла учиться с твердым решением работать только с малышами. Юле хотелось понять — как она возникает, эта жизнь? Почему-то считается, что малыш ничего не понимает, хотя ученые давно выяснили: новорожденный чувствует всё с первых же минут жизни. Причем самые ранние впечатления — самые важные: они определяют, будет ли человек подсознательно уверен, что окружающий мир принимает его с радостью. Неонатолог — как раз такое «раннее впечатление». Он не принимает роды, но встречает появившегося на свет маленького человека, берет на руки, подает маме…

Первому ребенку доктора Киреевой, Стефании, исполнилось семь лет — ровно столько, сколько Юлия Сергеевна после медицинской академии работает в роддоме № 6. Мама бывшей пациентки до сих пор звонит, рассказывает о победах и проблемах, просит совета и помощи. Недавно Стефания пошла в школу, она энергичная и веселая девочка — не потому ли, что мир в лице Юлии принял ее с радостью?

Французский узелок

Чудеса в Юлином доме — на каждом шагу. Точнее, на полках и стенах, поскольку шагать-то особенно некуда: живут в квартирке четверо.

- Вот тут я сплю, — демонстрирует свои владения трехлетний Егорка. — Тут прыгаю, тут играю.

А за шторкой — «комната» старшего братика, Никиты. Он уже давно в школе учится. Где спят родители и спят ли они вообще, я не поняла. Александр, Юлин муж, тоже врач по образованию, работает системным администратором. Говорит, делает как раз то, чему учили в медицинском — собирает сведения о проблеме, анамнез то есть, ставит диагноз и лечит… компьютеры. Женой откровенно гордится. Железо и до завтра потерпеть может, а Юлины пациенты, бывает, и секунды ждать не могут, решения часто приходится принимать моментально.

Юля, похоже, умеет всё. Своими длинными медицинскими пальцами легко клеит обои, копает картошку, вяжет ажурные салфетки и вышивает удивительные картины. Море, цветы, дети… Над «Старым городом» размером сорок на шестьдесят сантиметров работала ровно девять месяцев, пока ждала Егорку. Крестик или гладь это, непосвященному непонятно, потому что стежки миллиметровые, неразличимые глазом.

- Откуда столько терпения? — интересуюсь, потому что вижу: сидеть она на месте не может. Ей двигаться надо — и физически, и духовно. Попросилась на курсы по ультразвуковой эхографии: аппарат такой в роддоме недавно приобрели, а специалистов пока нет. Ей всё время хочется что-то узнать, освоить что-то новое. Ведет больничный сайт, пишет научные статьи. За жажду к постоянному познанию благодарит свою заведующую Галину Бычкову и… бывшую свекровь, доктора медицинских наук. Согласитесь, не каждая женщина может говорить «спасибо» маме первого мужа, ушедшего из семьи не в самый легкий момент. Чтобы выжить, молодому тогда специалисту Юлие Сергеевне приходилось жить на работе, между осмотрами и родами бегая то в школу, то домой, чтобы проводить и накормить сына-первоклассника. Как спать хотелось, до сих пор помнит…

- Терпения как раз не хватает, — честно признается она. — Потому и тренирую. Правда, есть некоторые хитрости. Если картина большая и я понимаю, что это надолго, нахожу другое занятие, которое дает результат быстро.

Например, эта вышивка лентами. Задумалась о подарке маме и освоила древнекитайское искусство: и «стежок с завитком прямым и смещенным», и «французский узелок», и «шов «стебельчатый». Да так, что теперь магазины для творчества приглашают ее вести мастер-классы для взрослых и детей. Хобби, кстати, не для «неженок»: надо и пассатижами владеть виртуозно, и выжигателем уметь пользоваться.

- Одно плохо, — смеется над собой Юля, — тормозить не умею. Начала дело — обязательно должна закончить. Ночь на дворе, глаза слипаются, а остановиться не могу — мне мишке свитер довязать надо!

Свитер для медведя

Еще одно увлечение неонатолога Киреевой — изготовление мишек Тэдди. Мишка, как известно, самая популярная игрушка во все времена. Причем не только для детей, но и для взрослых.

Они бывают разные — немецкие и американские. Немецкие лохматые милашки, которые продаются в магазинах — последователи зверьков, изобретенных германской фирмой. Юля мастерит американских, названных в честь Теодора Рузвельта — тот не стал убивать медвежонка, привязанного к дереву специально для президентской «охоты». С тех пор мишка Тедди считается символом доброты, дружбы и любви. Ценность таких игрушек определяется их уникальностью. Они изготавливаются в единственном экземпляре — как и людей, двух одинаковых не бывает! У них непременно двигаются лапы и голова, для чего крепятся специальные шарниры, позволяющие частям тела вращаться. Причем это обязательно должна быть «игрушка из детства». Похоже, из моего, теперь уже далекого, потому что плюш, из которого Юля мастерит этих удивительных существ, специально вытирается, выщипывается и даже жарится в духовке, чтобы казался «древнее»!

Однажды материал для творчества Юля нашла на даче родителей мужа — старую-престарую накидку на кресло, и те долго не могли понять, отчего она так радуется подарку. Но главное: мишка — это даже не совсем игрушка. Это почти одушевленное существо. Художник-теддист должен не только качественно сконструировать его по собственно выкройке, но и тщательно продумать его образ, наделить индивидуальностью, характером и соответствующим нарядом.

Бежевый Морис с кружевным бантом на шее — хранитель снов, явно умудренный опытом, явился Юле, как водится, во сне. Черничная Марта в чепчике и переднике, тоже дама немолодая, пришла в голову потому, что Хозяйка дома так же необходима, как витамины. Серенького Андрюшку-Октябренка придумала, случайно увидев на развалах ткань со штампом в виде серпа и молота, из которой сшила для него шорты на подтяжках. Розово-оранжевая Анечка, разукрашенная шелковыми ленточками — мечта Юли о дочке. Впрочем, Андрюшка и Анечка — это не мишки, а их друзья: слон и зайка, выполненные по той же технологии.

Сейчас она шьет… А что шьет, она пока и сама не знает. Бывает ведь и наоборот — сначала сделаешь, а потом характер проявится. И даже вид.

- Нужно пробовать, и всё получится! — убеждена Юля. — Шьешь медведя, выходит заяц. Ну и пришей ему длинные уши! Это же не ребенок, душа которого, как мне кажется, существует еще до зачатия и сама выбирает себе родителей. Только родился, а уже понятно — личность. И темперамент чувствуется. А в игрушки душа вселяется, когда делаешь лицо. Особенно глазки: сто раз переставишь с места на место, пока «поймаешь» характер. Вот тогда уже можно с ними разговаривать, спрашивать, как зовут. И ведь подсказывают!

С любимыми игрушками Юля расстается легко. Иногда дарит. Иногда продает — не за то, сколько реально стоит «хэнд мэйд», а так — лишь бы окупились материалы. Главное, чтобы «звери» попали в хорошие руки.

- Деньги, конечно, всегда нужны. Но для меня важнее, чтобы игрушки уходили к людям. Они же не для денег — они для радости!

Свои произведения, над которыми корпит ночами, Юля чудом не считает. Гораздо больше ее удивляют дети. Особенно собственные: тонкий-звонкий Никита, успешно занимающийся латино­американскими танцами, шустрый умненький Егорка, «терроризирующий» семью пением под Витаса. Звуки звонкоголосой звезды в доме едва терпят. Но что поделаешь — у каждой личности свои потребности! Дети — вот и чудо, и загадка: врач высочайшей квалификации до сих пор не понимает, как они такими замечательными получаются…

Комментарии к публикации

Комментариев к этой публикации пока нет, будьте первым

Эти игрушки доктор сделала своими руками

Эти игрушки доктор сделала своими руками

Хранитель снов и кокетка Роза

Хранитель снов и кокетка Роза

Похож – не похож?

Похож – не похож?